Не только танки

9 мая 1945-го. Майор Воронин (Дмитрий Певцов), не успев выписаться из госпиталя в немецкой глуши, где он залечивал полученное в последние месяцы войны ранение — и где успел обрести любовь в лице симпатичной медсестрички — катит в расположение своей танковой части на стиле: удачно конфисковал по пути генеральский «Мерседес». Боевых товарищей такая распальцовка только восхитит: все они — от простых мужиков из воронинского танкового экипажа до засевших в дворянском поместье старших офицеров — беззаветно и беспробудно пьют с самой капитуляции: победа — время поднимать бокалы за ждущих дома жен и мечты о мирной жизни. В случае некоторых из победителей — вроде капитана Стержнева (Евгений Стычкин), интеллигента и романтика — не без печали: его супруга в тылу нашла другого, а его мечту — увидеть воображаемо, по книгам и искусству, любимый Париж — реалистичной не назовешь.

Яндекс.Директ Комедия «О Любви и Дружбе»! И.Горбачева, Д.Щербакова и другие. По пьесам Гришковца и Петрушевской! 20 мая и 2 июня! o-lybvi.ru 18+
Не стоит, впрочем, недооценивать силу алкоголя и лихость русской души. Уже на утро Воронин, Стержнев и увязавшийся с ними старлей Каха (Торнике Квитатиани) будут мчать в том же «Мерседесе» в направлении столицы Франции, окончательно обозначая жанр режиссерского дебюта Сергея Саркисова как послевоенное — и похмельное — роуд-муви. Саркисов при этом стремится выдерживать интонацию, почти отечественным кино о Великой Отечественной, забытую — лирическую, не столько духоподъемную, сколько утешительную. Война закончена — так что сотрясают воздух здесь уже не раскаты артобстрелов и предсмертные вопли, а звон бокалов. При этом «На Париж» на удивление (особенно в свете неопытности режиссера) ловко балансирует между драмой и комедией — дорога к Лувру и Эйфелевой башне не обойдется ни без столкновений с озлобленными проигравшими и недоверчивыми союзниками, ни без комического бенефиса Ринаты Литвиновой в роли мадам из провинциального борделя.

Легкость истории и интонации в «На Париж» при всем этом не оборачивается совсем уж наивной легкомысленностью — фильм Саркисова в кульминационный момент готовит резкую смену тона: ее проводником здесь станет вторжение в сюжет заслуженного артиста Маковецкого в кителе с синими погонами офицера НКВД. Не стоит, впрочем, ждать от режиссера Саркисова однозначности и интереса к идеологическим высказываниям: как обходился его фильм без ура-патриотизма, так и не опускается он и до уровня проклятий в адрес карателей из контрразведки. Этой свободе в обращении с тяжелыми, до сих пор остающимися больными вопросами (как и свободе формальной — мало какой русский режиссер решился бы ввести в фильм такие параджановские по гротеску эпизоды снов персонажей), могли бы поучиться у дебютанта многие куда более опытные отечественные кинематографисты.